Джамиля Серкебаева: «Где бы я ни жила, меня все время тянуло домой!»

Стихия музыки — могучая стихия.

Она чем непонятней, тем сильней.

Глаза мои, бездонные, сухие,

Слезами наполняются при ней.

(Евгений Винокуров)

 

Имя виртуозной скрипачки Джамили Серкебаевой не нуждается в представлении, а недавний сольный шоу-концерт «Пятая стихия» можно назвать прорывным музыкальным проектом. В нем Джамиля выступила не только как солистка, но и как продюсер. Она сама придумывала программу, определяла последовательность номеров и собрала вокруг себя группу профессионалов, которые помогли воплотить в жизнь самые смелые идеи. Своими творческими замыслами представительница прекрасной половины династии Серкебаевых охотно поделилась в беседе с нашим корреспондентом.

Что ни говори, но современная публика стала намного разборчивее, а слушатель — более требователен. На какие только ухищрения не идут представители шоу-бизнеса для привлечения внимания широкой общественности. Это и яркая реклама, и заранее продуманный промоушн, и насыщенная концертная программа. А может быть, основной причиной недоверия зрителей становится настойчивое засилье разнообразной, в большинстве бездарной «попсы», льющейся на нас практически отовсюду. А хочется настоящей Музыки… И она звучала.

Грандиозная шоу-программа «Пятая стихия» до сих пор у многих на слуху. В программе приняли участие все ведущие творческие коллективы города – оркестр народных инструментов «Отрар сазы» под руководством Динзухры Тлендиевой, классический Концертный оркестр акима города Алматы под руководством Народного артиста РК Мурата Серкебаева.

Звучали мелодии классики, джаза, джаз-рока и фольклора, музыка поп-направления. Украсили программу известные танцевальные коллективы. Солистка предстала в самых разнообразных образах, подарив публике лучшие классические и джазовые композиции, сопровождавшиеся спецэффектами, мощным звуковым, световым оформлением и 3D-графикой.

Не осталась незамеченной яркая скрипка Джамили, которая имеет особенный звуковой оттенок. Пожалуй, каждый профессиональный скрипач мечтает о настоящей скрипке, рожденной руками великих мастеров. Звук таких скрипок отличается даже сегодня, в век высоких технологий, компьютерных решений и новых материалов, ничто не может повторить тембр звуков инструментов выполненных великими Амати или Страдивари. Рассказывая о своем смычковом инкременте, Джамиля отметила, что очень красивый старинный инструмент неизвестного немецкого мастера достался ей в подарок от отца.

Наверно ваш первый и основной учитель и есть ваш отец?

– Безусловно, мой отец прекрасный музыкант, дирижер и мой наставник. Он единственный, кто никогда меня не хвалит, а всегда только требует и критикует. Он единственный, кто всегда говорит мне правду, следит за моим творчеством и замечает все нюансы. Он лишь иногда доволен моим исполнением, но чаще всего остается недоволен. Наверное, родители и наши близкие не должны нас хвалить. И в общем-то, мне это и не надо. То есть я к этому отношусь абсолютно нормально. Если говорить откровенно, в жизни мне очень повезло с учителями.

Моим любимым учителем был Вениамин Соломонович Хесс, один из основателей скрипичной школы в Казахстане. И мой отец обучался у этого великого педагога. Мне повезло, что два года мне посчастливилось обучаться у такого человека, как Вениамин Соломонович. Если прежде мне не хотелось обучаться музыке, меня заставляли, убеждали, то в восьмом классе, когда моим педагогом стал Вениамин Хесс, я сама стала заниматься с большим удовольствием. Благодаря урокам такого педагога во мне произошел внутренний перелом. Спустя два года, когда Вениамин Соломонович ушел из жизни, меня уже не нужно было заставлять. Я полюбила скрипку всей душой и люблю ее до сих пор. Моим любимым учителем по ритмике в музыкальной школе, где я училась, была прима-балерина Людмила Георгиевна Рудакова, супруга знаменитого артиста балета Рамазана Бапова. Я очень любила ходить на ее предмет и чувствовала ее любовь ко мне.

В консерватории моим педагогом был Заслуженный артист Казахстана, потрясающий скрипач Рафаэль Хисматуллин. За четыре года учебы в консерватории он дал мне очень многое, и в моем становлении этот педагог сыграл большую роль. К сожалению, мне не суждено было доучиться у него, поскольку в тот момент его пригласили в Мариинский театр, где долгое время он работал в первом составе и был первой скрипкой у Валерия Гергиева, а со временем он уехал в Мадрид.

Откуда берет исток музыкальная династия Серкебаевых и какие у ней традиции?

– Мой дедушка Бекмухамед Серкебаев был писателем, переводчиком, просветителем. В тяжелые довоенные годы он отдал обоих сыновей на скрипку, оттуда и пошла музыкальная династия Серкебаевых. Если говорить о нашей семье, то моя мама – уроженка Белоруссии, врач по образованию. Переехав в Казахстан, она сразу же переняла все наши казахские традиции, начиная от приготовления и подачи национальных блюд, заканчивая приемом гостей. Прожив столько лет в музыкальной семье, она неплохо разбирается в музыке.

Двери нашего дома всегда открыты для деятелей искусства, и все традиции теплого гостеприимства в нашей семье всегда соблюдались. В нашем доме всегда звучит музыка, почитается творчество великих музыкантов, в этом и заложена основная традиция. Нашими гостями были Шакен Айманов, Братья Абдуллины, Алибек Днишев, Бибигуль Тулегенова, Асанали Ашимов, Тургут Османов, все они и коллеги, и большие друзья Ермека Серкебаева и моего отца Мурата Серкебаева.

Если говорить о том, что не входит в традиции нашей семьи, то у Серкебаевых нет такого, чтобы «тянуть родственников за уши». Если люди и думали когда-то, что Джамиля играет на скрипке, только потому, что ее дядя Ермек Серкебаев, так вот это неправда! Дядя меня любил, как свою племяшку, но в творчестве он никогда мне не помогал. Признаться, мне иногда очень хотелось и поддержки, и внимания. Ведь в менталитете у казахов заложено это качество – взаимовыручка, помощь в продвижении. У нас, у Серкебаевых, может к счастью, а может, к сожалению, этого никогда не было. Байгали живет в Москве и руководит группой «А-Студио», Алмаз живет в Америке, а я в Алматы, и у каждого из нас свои проекты, свой график, свои дела, планы.

В «Пятой стихии» мы с Байгали впервые выступили вместе как музыканты. В память о любимом отце и дяде Ермеке Серкебаеве в нашем дуэте прозвучала музыкально-джазовая композиция «Надо мной небо синее». Я знаю, что у Байгали график очень плотный и приехал он исключительно ради меня, чтобы выступить со мной в этом проекте, поддержать меня, за что я ему очень благодарна.

Зрители когда-нибудь увидят новый проект при участии династии Серкебевых?

– Лет десять назад у нас был огромный концерт, организатором которого выступил сам Ермек Серкебаев. Концерт так и назывался «Династия Серкебаевых». В выступлении приняла участие вся семья Серкебаевых. Каждый из нас показывал свое творчество, но совместных дуэтов прежде еще не бывало. А будет или нет такой проект, пока не скажу.

Сейчас наступило такое время, что публику мало чем можно удивить, поскольку она стала изысканной, искушенной, избалованной. Приходится придумывать, что-то более интересное, чтобы привлечь общественное внимание. Нужен эффект, свет, танцевальные коллективы и все прочее. Публику сложно удивить качественной игрой, хорошим залом и репертуаром, как это было прежде. Поэтому нами продумываются различные изыски.

Ваш сын продолжатель музыкальной династии?

– Мне не совсем нравится, когда родители тянут своих детей на сцену, заставляют выступать рядом с ними. В музыкальную школу мой сын не пошел, не захотел всерьез заниматься музыкой. Как все мальчишки, он катается на велосипеде, танцует брейк, играет в компьютерные игры. Ему нравится обучаться игре на акустической и электронной гитаре. Он очень добрый, достаточно подвижный и общительный ребенок. Пока я гастролирую, он много времени проводит с моими родителями, чему я тоже очень рада.

Вы сами пишете музыку?

– В любом случае пишу. Любые музыкальные произведения я исполняю в своей манере. И к любой музыке всегда пишу импровизацию. Вся партия скрипичной музыки пишется мной. Любая аранжировка к той или иной музыке в своей основе имеет мое обрамление. К любому произведению я что-либо добавляю, усложняю, меняю и тем самым становлюсь соавтором того или иного музыкального произведения.

Современная техника помогает в создании хорошей музыки?

– Не будем далеко ходить. С известным лидером группы Space Дидье Маруани в шоу-программе «Пятая стихия» нами были представлены две совершенно новые композиции. В нашем исполнении зрители услышали казахскую народную песню «Ак Баян» в новой аранжировке, которая была предложена самим Дидье. Создавались они благодаря скайпу, интернету. Мы часто списывались, созванивались, обменивались мнениями. Но для живого общения я поехала на встречу с ним в Москву, где он выступал с концертом.

При встрече, более детально нами были обсуждены все тонкости нашего выступления. Я не преследовала цель спрятаться за именем Дидье Маруани, наоборот, пыталась таким образом разнообразить свою концертную программу. Одна из композиций прозвучала из его репертуара «Танго в космосе». Отрадно, что музыкальный эксклюзив прозвучал в рамках моего проекта.

Есть ли желание продолжить сотрудничество в этом направлении с ДидьеМаруани? А может, даже создать новый совместный музыкальный альбом?

– Очень хочется продолжить сотрудничество, а насчет альбома очень хорошая идея, вы мне сами ее подсказали. Возьму это на заметку.

Каким социальным сетям отдаете предпочтение?

– Я под своим именем зарегистрирована во всех социальных сетях. И когда есть время, с удовольствием общаюсь со всеми, кто интересуется моим творчеством. Из Караганды часто пишут, просят шоу-проект «Пятая стихия» показать у них.

Чем занимаетесь в свободное от дел время?

– Времени, как правило, всегда не хватает. К примеру, недавно зашла в «Меломан» и приобрела большое количество фирменных дисков. Спустилась на первый этаж и купила Мопассана. Такое было настроение.

Ваше отношение к гламурной публике?

– Моя профессия предполагает участие в гламурных мероприятиях, как сейчас говорят – тусовках. С удовольствием принимаю такие предложения, где можно что-то исполнить, показать глубину своего творчества. Что касается внешнего вида, то, как любой публичный человек, я поддерживаю форму, наношу макияж, посещаю салоны красоты, фитнес-клубы. Некоторые и в 20 лет не выглядят так, как я сейчас, но на это уходит и силы, и время, и средства. Хочу сказать, что красота – это, прежде всего, труд и ежедневная работа над собой.

Возникало желание открыть свою частную школу?

– По натуре я творческий человек, но во мне нет предпринимательской жилки. Если бы мне предложили взять под патронаж музыкальную школу, я бы, наверное, не отказалась. У меня большой опыт и мне есть, что передать последующему поколению. Ведь все в нашем мире идет от хорошего учителя. Заниматься творчеством, давать мастер-классы – это мое, а вот организационно-коммерческого характера вопросы меня напрягают. Честно вам скажу, я не коммерсант.

Приходилось ли вам подолгу жить за рубежом?

– Да, год с семьей прожили в Испании, потом три года в Бельгии. Живя вдали от родины, я очень много времени уделяла творчеству, музыке, играла классику в тандеме с профессором фортепианной музыки в Бельгии Крестьяном Хуткулюком. У нас был проект, где мы сыграли Бетховена, Чайковского, Баха. Музыку казахских композиторов Мансура Сагатова, Тлеса Кажгалиева, Мукана Толебаева. Вдали от родины я формировалась как самостоятельный музыкант, без чьей-либо поддержки, без родителей и друзей.

Не возникало ли желания остаться там?

– Когда ты не родился в той стране, все равно, тебя воспринимают иначе. Я достаточно романтичная и сентиментальная натура и многих вещей просто не понимаю. Поехала я в Бельгию не в столь раннем возрасте, мне было 28 – 29 лет. В этом возрасте уже сформировался восточный менталитет, и сломать все это было очень сложно. И где бы я ни жила, меня все время тянуло домой.

Айгуль БЕЙСЕНОВА

 

Календарь

« Апрель 2017 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30