Вариации на тему барокко.

Удивительное творение композитора Петра Чайковского и хореографа Петипа более века является одним из самых излюбленных спектаклей на мировой сцене.


Подробнее...

Железной дороге Казахстана – 110 лет!

110 прошло с начала строительства первой железной дороги Оренбург – Ташкент, дав мощный импульс развитию казахстанской степи. За эти годы изменились и дороги, и техника. Сегодня АО «Национальная компания «Казахстан...


Подробнее...

Марат Бисенгалиев-генератор музыкальных идей

В мире Марат Бисенгалиев известен как виртуозный     скрипач и изобретатель в сфере музыки. Каждое его появление сопровождается очередным музыкальным ноу-хау – голограмма маэстро во время концерта в ГАТОБ им. Абая, вместо пюпитров...


Подробнее...
123

НА ПУТИ К МИРОВЫМ ПОДМОСТКАМ

НА ПУТИ К МИРОВЫМ ПОДМОСТКАМ

Настоящий прорыв
на ниве театрального
искусства произошел в
Казахском государственном
академическом театре
драмы имени М. Ауэзова
в минувшем году. Алматинцы
едва поспевали за всеми
премьерами, которые
выдавал старейший храм
Мельпомены, – что ни
пьеса, то целое событие в
культурной жизни страны.
знатоки театральной
жизни связывают это
с назначением нового
директора Казахского
государственного
академического театра
драмы имени М. Ауэзова.
О новых постановках, планах
на будущее, о том, какой он,
сегодняшний зритель,
и многом другом
еркин Жуасбек рассказал
нашему журналу.

С вашим приходом репертуар театра попол-
нился спектаклями в постановке режиссеров с
мировым именем, таких как Надежда Птушкина,
йонас вайткус. Расскажите, по какому принципу
выбирали режиссеров?
– Дело в том, что перед каждым новым руково-
дителем театра ставится конкретная задача. Когда
я работал с Есмуханом Неспаевичем Обаевым, ко-
торый находился во главе театра на протяжении 13
лет, перед ним стояла сверхзадача – вернуть зрителя
в театр. И это ему удалось. Передо мной поставлена
новая задача – вывести наш театр на мировой уро-
вень. Безусловно, я не владею формулой, по которой
можно было бы сразу решить вопрос, да ее и не суще-
ствует. Поэтому мы разработали внутреннюю концеп-
цию развития театра, один из ее путей – приглашение
знаменитых мастеров театра, чтобы они работали с
нашими актерами, и в результате создать хорошие
спектакли, которые не стыдно показывать за преде-
лами страны. Также мы пробовали ставить спектакли
на английском языке, чтобы за рубежом зритель смо-
трел наши пьесы без перевода. В целом, проводится
работа в нескольких направлениях, чтобы наш театр
не варился в собственном соку, а выходил на между-
народный уровень и стал узнаваемым. Мы пригла-
сили российского режиссера Надежду Михайловну
Птушкину, которая достойно отработала этот кон-
тракт. Она представила свое прочтение знаменитой
трагедии Шекспира «Отелло», и это был довольно
провокационный ход.
Перед литовским режиссером Йонасом Вайткусом
ставилось несколько задач, одна из которых – работа
зарубежного специалиста с казахским драматургом.
В этом плане мне помог мой близкий друг, дирек-
тор Русского драмтеатра в Астане Еркин Касенов, он
работал с Йонасом Вайткусом во время постановки
«Язычников» по Яблонской. Более того, Вайткус хо-
рошо знал пьесу Иран Гайыпа «Коркыт». У него свое
видение и методика постановки этого произведения,
собственный стиль работы, что стало главным приоб-
ретением для нашего театра.
вы довольны результатом работы Надежды
Птушкиной?
– Перед нею тоже ставились свои задачи, и она их
отработала. На мой взгляд, спектакль «Отелло» слегка
затянутый, немного скучноватый, но это позиция ре-
жиссера и никто не может в это вмешиваться. Режиссер
так видит, ставит, вместе с актерами создает спектакль,
и никакой начальник не может вмешиваться в творче-
ский процесс и требовать, какую сцену оставить, а ка-
кую добавить. Совместно с режиссером и актерами мы
выбрали трагедию Шекспира «Отелло», малознакомую
современному зрителю, кроме того, что главный герой
был ревнив и в пылу этого чувства убил молодую жену.
Надежда Михайловна проработала около двадцати
русских переводов, их адаптировали на современный
язык. Наш литературный редактор Алия Бопежанова
работала с казахским переводом. У нас есть великий
перевод Мухтара Ауэзова на казахский язык, однако
были опасения, что современный зритель не воспри-
мет литературный вариант. В нашем спектакле есть
очень интересные решения, например, образы Яго и
Дездемоны в подаче режиссера отличаются от при-
вычных. Возможно, «Отелло» Птушкиной далек от ше-
девра и явления сценического искусства Казахстана,
но получилась добротная работа.
на пути к МировыМ
подМосткаМ
Спектакль планировался для участия в летнем
всемирном шекспировском фестивале театров в
Гданьске (Польша), но этого так и не произошло.
что случилось?
– К сожалению, мы опоздали с заявкой, хотя рабо-
тали с фестивалем, перевели спектакль на польский
язык. Пока мы в мае прошлого года сыграли пре-
мьеру, они уже сформировали репертуар. Тогда нам
предложили приехать с этим спектаклем через год, а
у нас появилось дополнительное время его отшлифо-
вать и обкатать.
в репертуаре театра появился спектакль «Сул-
тан Бейбарс» на английском языке. Я не помню та-
кого опыта в сфере отечественного театрального
искусства или такие постановки уже были?
– Прецедент был. Когда я работал в Астане, спек-
такль «Кенесары-хан» мы играли на турецком языке
в Анкаре и Стамбуле. Года три-четыре назад это было
культурное событие. Что касается «Султана Бейбар-
са», то изначально мы планировали взять спектакль
с небольшим числом действующих лиц. Но, подумав,
решили, что если показывать на мировой театраль-
ной площадке культуру и историю казахов, то это
должен быть такой спектакль, как «Султан Бейбарс».
Наш предок был властителем Египта, и здесь есть чем
гордиться. Режиссерская работа Юрия Ханинга-Бек-
назара выполнена на высоком уровне, здесь есть все:
и действие, и бои, и танцы. Спектакль костюмирован-
ный, с занятной сценографией и сложными декораци-
ями. Главной помощью стали самоотверженные ста-
рания наших актеров, причем мы не меняли график
работы, актеры использовали каждую свободную ми-
нуту для репетиций и занятий с педагогами. Режиссер
Сырым Аскаров, свободно владеющий английским
языком, помог в процессе сценической работы. 

В сентябре мы были на XIX Международном театраль-

ном фестивале в Бресте (Белоруссия), куда съехались

театры из 26 стран мира. Наш спектакль высоко оце-

нили зрители, критики и жюри, а чтобы не быть голос-

ловным, я записал мнения всех членов жюри и выло-

жил на сайте театра в Интернете.

Расскажите о предстоящих фестивальных

планах.

– Оргкомитет Международного фестиваля театров

в Казани очередной сезон посвящает Казахстану. Мы

активно работаем в этом направлении. Кроме того,

ежегодно в турецком городе Конья проходит боль-

шой Международный театральный фестиваль, с ко-

торым мы сотрудничаем не первый год. В целом по

международным проектам работы очень много.

В минувшем году Ауэзовский театр обозначил-

ся тремя премьерами. Складывается ощущение,

что творческий процесс длится круглосуточно.

– Все эти спектакли – ≪Коркыт≫ в постановке Йонаса

Вайткуса, ≪Испандық ақсүйек≫ в постановке Аубаки-

ра Рахимова и ≪Стеклянный зверинец≫ по Теннесси

Уильямсу – не в один день ставились. Работа над ними

длилась на протяжении года. Я считаю, что выпускать

надо качественные спектакли. Например, недавно

мы играли спектакль ≪Магжан≫, а над ним мы рабо-

тали целых шесть месяцев. Требование таково: пока

постановка не достигнет уровня безупречной актер-

ской игры и мастерских режиссерских решений, на

суд зрителей не выставляем. В этом отношении наш

худсовет ведет тщательную работу.

2015 год объявлен Президентом РК Н. Назар-

баевым годом 550-летия Казахского ханства. Ка-

кую работу проводите в этом направлении?

– В репертуаре театра есть немало пьес, созвуч-

ных с темой государственности Казахстана. Среди

них ≪Казактар≫, ≪Килы заман≫. Но решили создать но-

вый спектакль, для этого формируем постановочную

группу, скорее всего, закажем пьесу группе авторов.

Есть пьеса Абиша Кекильбаева ≪Абылай-хан≫, Мух-

тара Ауэзова ≪Хан Кене≫ и другие, но надо ставить

новые спектакли на тему формирования казахского

государства, раскрыть образы таких ханов, как Керей,

Жанибек. Мне кажется, это было бы интересно. Ду-

маю, что весной мы представим премьеру.

Относительно репертуарного плана, в этом году

мы будем отмечать юбилей нашей Победы в годы Ве-

ликой Отечественной войны. Ауэзовский театр гото-

вит спектакль ≪Ай мен Айша≫ по произведению круп-

ного казахского писателя Шерхана Муртазы.

Работы очень много, но художественные достиже-

ния в прерогативе деятельности театра. Молодой ре-

жиссер Ерлик Нурсултан хочет поставить ≪Трехгрошо-

вую оперу≫ Бертольда Брехта. Актеры уже созрели для

этого произведения, они замечательно поют, занима-

ются у хороших специалистов по вокалу, сценическому

действию, постановке боя. Все делается для того, что-

бы актеры набрали форму и могли работать с любым

крупным и тяжелым произведением.

Кем осуществляется перевод на казахский

язык пьес?

– Этим занимаются крупные специалисты. Напри-

мер, Султанали Балгабаев перевел хорошую фран-

цузскую комедию, которую хотим поставить.

Обаев не раз говорил, что бич любого казах-

станского театра – это дефицит драматургическо-

го материала. Как будет решаться этот вопрос в

вашем театре?

– В репертуаре театра есть немало пьес, созвуч-

ных с темой государственности Казахстана. Среди

них ≪Казактар≫, ≪Килы заман≫. Но решили создать но-

вый спектакль, для этого формируем постановочную

группу, скорее всего, закажем пьесу группе авторов.

Есть пьеса Абиша Кекильбаева ≪Абылай-хан≫, Мух-

тара Ауэзова ≪Хан Кене≫ и другие, но надо ставить

новые спектакли на тему формирования казахского

государства, раскрыть образы таких ханов, как Керей,

Жанибек. Мне кажется, это было бы интересно. Ду-

маю, что весной мы представим премьеру.

Относительно репертуарного плана, в этом году

мы будем отмечать юбилей нашей Победы в годы Ве-

ликой Отечественной войны. Ауэзовский театр гото-

вит спектакль ≪Ай мен Айша≫ по произведению круп-

ного казахского писателя Шерхана Муртазы.

Работы очень много, но художественные достиже-

ния в прерогативе деятельности театра. Молодой ре-

жиссер Ерлик Нурсултан хочет поставить ≪Трехгрошо-

вую оперу≫ Бертольда Брехта. Актеры уже созрели для

этого произведения, они замечательно поют, занима-

ются у хороших специалистов по вокалу, сценическому

действию, постановке боя. Все делается для того, что-

бы актеры набрали форму и могли работать с любым

крупным и тяжелым произведением.

Кем осуществляется перевод на казахский

язык пьес?

– Этим занимаются крупные специалисты. Напри-

мер, Султанали Балгабаев перевел хорошую фран-

цузскую комедию, которую хотим поставить.

Обаев не раз говорил, что бич любого казах-

станского театра – это дефицит драматургическо-

го материала. Как будет решаться этот вопрос в

вашем театре? 

– Во-первых, этот вопрос никогда не решится. В

Европе еще во времена Шекспира и Мольера сокру-

шались по поводу отсутствия хороших драматургов. В

СССР при Арбузове и Вампилове стенали, мол, угасла

советская драматургия, нечего ставить. Так было во

все времена, потому что драматургия – дефицитная

вещь, это такая форма, в которую за два часа нужно

вместить целый роман – самый тяжелый литератур-

ный жанр. Пьес достаточно, но не всякая подходит

режиссеру, не каждая тема греет актера. У нас каждый

месяц проходят худсоветы, где мы рассматриваем де-

сятки пьес, однако далеко не все они выдерживают

необходимую планку. Вот в России есть журналы о

современной драматургии, в которых публикуются

произведения. У нас, к сожалению, таких изданий нет,

многие авторы остаются в безвестности. В целом, по

количеству драматургов достаточно, а по качеству

нет. Например, приносят пьесу, но такая же по жанру

и теме в репертуаре театра уже есть. Не буду же я ста-

вить то же самое повторно. Репертуарная политика

– это сложный вопрос, когда надо безошибочно вы-

бирать. Думаю, имеет смысл работать с драматургами

адресно: заказали – написали – сделали.

Проводятся какие-либо стимулирующие инъ-

екции в виде конкурсов, например?

– Безусловно. В Казахстане каждый год проводится

конкурс "Тауелсиздик толгау", в прошлом году он был

посвящен юношеской среде, для кукольного театра,

а еще раньше для драмтеатров. В нашем театре

про-

водится конкурс, одна из задач которого проложить

путь к преемственности поколений и особое внима-

ние уделяется молодым талантам. Единственный приз

для победителя – возможность создать свою поста-

новку на сцене Ауэзовского театра. В конкурсе могут

участвовать все желающие, а не только служащие на-

шего театра. Мы открыты, готовы смотреть, слушать,

анализировать все произведения. Но на самом деле

молодежь не активна.

На протяжении многих лет вы преподаете в

Академии искусств им. Жургенова и вам хорошо

известны настроения нынешней молодежи. Поче-

му молодые специалисты пассивны?

– Я не могу дать конкретный ответ на ваш вопрос,

но предполагаю, что сегодняшняя молодежь трусли-

ва, инертна, не умеет рисковать, бороться, ждут не-

медленного результата, а так не бывает. Надо искать,

ставить перед собой четкие цели. Чтобы быть драма-

тургом, необходимо каждый день смотреть спектак-

ли. Даже в простой пьесе могут быть такие обороты,

которые ты, как драматург, еще не использовал или не

имел о них представления. Надо раскрывать секреты

своей профессии. Прежде чем объявлять о конкурсе,

я думал, что молодежь будет ежедневно ломиться в

театр, разговаривать с актерами, работать с персо-

нажами. Но увы, ничего этого я не увидел. Достичь

успеха можно, лишь много работая. Сценическое

искусство – это, прежде всего, поиск, ежедневный и

активный. Рассчитывать на то, что я написал, а вы по-

ставьте, по-моему, совершенно непрофессиональная

позиция. Хотя этот хлеб и не очень сытно кормит. На-

верное, потому молодежь не старается. Это мое мне-

ние и я не претендую на конечную истину.

Несколько лет назад в одном из своих интер-

вью Вы сказали, что театр должен делать ставку

на звезд, если хочет добиться успеха. Сегодня Вы

остаетесь на прежних позициях или все же успех

театра – это коллективная работа?

– Давайте говорить честно. Мы же не можем отри-

цать тот факт, что есть зрители и их немало, которые

ходят только на Асанали Ашимова. А есть зрители,

которые приходят на спектакль ради Кумана Тастан-

бекова или Тунгышбая Жаманкулова. По крайней

мере, было такое время. Сегодня ситуация мало из-

менилась. После выхода фильма зрители приходят,

чтобы посмотреть на Бахтияра Кожа живьем, после

сериала – на Азамата Сатыбалды или после концерта

– на Салтанат Бакаеву. Это есть. Я хочу, чтобы каждый

мой актер был звездой. Меня часто упрекают в том,

что я разрешаю своим актерам сниматься в сериалах

и кино. Я знаю, что художественный уровень неко-

торых сериалов оставляет желать лучшего, но через

них мои актеры становятся популярными, у них появ-

ляются свои поклонники, народ идет на спектакли с

их участием. Так устроена наша работа, поэтому я не

отрицаю такие тенденции. Если актер по своей сути

мастер, но его никто не знает, потому что он категори-

чески против съемок в сериалах и рекламе, я не могу

его назвать полноценным актером. В современном

понимании актерства, во-первых, актер должен быть

профессионалом, во-вторых, он должен быть узнава-

емым, он должен создавать запоминающиеся персо-

нажи. Поэтому мы создаем условия для артистов.

Известно, что Казахстан – страна богатая, по-

тому и количество экспатов неуклонно растет. А

в каком состоянии меценатская культура и имеет

ли она место у нас? Расскажите об этом на приме-

ре вашего театра.

– Мы тоже не сидим сложа руки. Обращаемся, раз-

говариваем, ходим с протянутой рукой, и везде нам

говорят, мол, "мы бы вам помогли, но такие высокие

налоги платим, сделали бы нам какие-либо льготы

за меценатство, за спонсорство, тогда мы с удоволь-

ствием помогли бы". Понимаете, складывается непо-

нятная ситуация. Например, собираясь в Белоруссию,

мне не хотелось тратить деньги театра, пытался при-

влечь спонсоров, говорю: ≪Ребята, создан Таможен-

ный союз – Беларусь, Россия, Казахстан. Мы едем

в Белоруссию, может, поможете, надо декорации

самолетом перевезти≫. В ответ – отговорки. Банки,

крупные компании, корпорации отказали. Может, и

в самом деле не могут, я не знаю, не банкир, столь-

ко денег не зарабатываю. Может, в Казахстане еще не

созданы соответствующие психологические условия,

когда бы меценатство носило высокую ценность. Бо-

гатые люди в нашей стране еще не созрели до такого

уровня культуры. На спектаклях вы не встретите ни

одного олигарха. На Меладзе пойдут. А вот в театр

они еще не пришли. Они еще не повернулись в нашу

сторону. Может, мы еще не заслужили такой чести…

Какие требования предъявляются к зрителю

в Ауэзовском театре? Дресс-код, пунктуальность,

особые манеры?

– Сам факт того, что наши спектакли начинаются

вовремя, и мы уже не ждем зрителя, уже большое до-

стижение (смеется). Семимильными шагами когда-ни-

будь и мы придем к тому, что зритель будет соблюдать

дресс-код. Но сегодня мы приглашаем студентов, и не

у каждого из них есть смокинг или вечернее платье.

Но брюки и рубашка-то наверняка есть в каж-

дом гардеробе...

– А может и нет, или он с занятий сразу к нам при-

бежал. Бывает, негодуют, что наш зритель неподготов-

ленный, первый раз пришел. Даже если и так, мы не

имеем права осуждать. Сейчас мы вернули зрителя в

театр и очень рады тому. Думаю, когда на наши спек-

такли будет трудно попасть, тогда мы сможем ввести

строгий дресс-код.

Гульназ КЫДЫРОВА

 

 



Календарь

« Апрель 2017 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30