О нас

Рекламодателям

Контакты

# 1 (17) 2017

 

СОДЕРЖАНИЕ

ГЕОЛОГИЯ

GEOLOGY

АТАМЕКЕН

ЮБИЛЕЙ

СОБЫТИЕ

МАШИНОСТРОЕНИЕ

ТРЕНИНГ

_

ОБРАЗОВАНИЕ

ПРАВИТЕЛЬСТВО ДЛЯ ГРАЖДАН

ВЫСОКИЕ ТЕХНОЛОГИИ

КУЛЬТУРА

КУЛЬТУРА

CULTURE

Николай Каменский:

«Геология - это перспективно»

 

Nikolai Kamenskiy:

«Geology means opportunity»

 

 

Тимур Құлыбаев:

«Біз геологиялык барлауды кайта жандандыруымыз керек!»

 

Тимур Кулибаев: «Нам нужно возрождать геологоразведку!»

 

 

Өңірлік бағдарлама бойынша алматы қаласында 3000 сауда орнын құру ұсынылды

 

В Алматы прошла ежегодная конференция предпринимателей

 

 

Совет ветеранов Казахстана отмечает

30-летие

 

 

Давайте говорить о хорошем, и мир станет лучше!

 

 

Павел Беклемишев:
«На базе того богатства, которое имеет казахстан, мы можем стать…»

 

 

Эффективные организации работодателей

 

Effective employers’ organizations

 

 

Алматинский электромеханический колледж: Кузница современных кадров

 

 

«Правительство для граждан»:

Размер пенсий и пособий увеличится

 

 

3D-printing: Перспективы развития в Казахстане

 

 

Рождение маленькой звездочки

 

Время первых.

В прокат вышел первый масштабный фильм, снятый в формате 3D

 

 

Birth  of  a  new  little  star

 

НИКОЛАЙ КАМЕНСКИЙ:

«ГЕОЛОГИЯ - ЭТО ПЕРСПЕКТИВНО»

 

О преимуществах и недостатках перехода Казахстана на международную систему учета запасов полезных ископаемых, кадровом дефиците, проблемах и перспективах геологии мы беседуем с директором инжиниринго-консалтинговой компании «Два Кей» Николаем КАМЕНСКИМ.

 

 

 

 

 

 

– Николай Геннадьевич, сегодня ваша компания – одна из лучших в сфере оказания консалтинговых и инжиниринговых услуг для горных и геологических предприятий Казахстана. Ваш бизнес вырос из маленького коллектива – всего из четырех единомышленников – в большое предприятие с численностью более 100 человек. Какой путь вы прошли за этот период?

 

 

- В 1991 году, когда я окончил Казахский политехнический институт, на нашем потоке было 250 геологов и геофизиков. Наш выпуск стал первым, получившим свободные дипломы. В то время уже наметился серьезный системный кризис, много талантливых геологов осталось без работы. Тогда и родилась идея собрать команду единомышленников и организовать консалтинговую компанию.

На этапе становления 80% всего, чем приходилось заниматься мне и моим коллегам, мы делали впервые. Во многом это было связано с новыми законами,  с новыми сферами деятельности, ориентированными на рыночные отношения. Тем не менее, ставка на квалификацию, помноженная на трудолюбие наших сотрудников, вполне себя оправдала.

Как результат, в ТОО «Два Кей» активно развиваются инжиниринговое, консалтинговое и геологоразведочное направления. Есть подразделения, специализирующиеся на полевых геологоразведочных работах, бурении, экологическом аудите, радиоэкологии, а также своя минералогическая и аналитическая лаборатории, последняя получила государственную и международную аттестацию. Сейчас мы можем делать в нашей лаборатории анализы более чем на 50 элементов таблицы Менделеева.

.

 

 

– Какие проекты в портфолио вашей компании?

 

- За прошедшие годы мы смогли существенно продвинуться во многих направлениях нашей отрасли.

Сейчас «Два Кей» в процессе проектирования одного из самых больших рудников в мире по добыче урана, на нашем счету успешно защищенные отчеты с подсчетом запасов, в общей сложности по более чем 200 тыс. тонн урана, 3 млн тонн меди, 100 тонн золота, 70 тыс. тонн вольфрама и 50 тыс. тонн молибдена.

В течение шести лет наша геологоразведочная партия ведет работы на месторождениях урана, золота, антрацита и полиметаллов, на своих площадях было выявлено несколько перспективных структур на медь, вольфрам, олово, полиметаллы.

В активе выполненных нашей компанией проектов есть открытая добыча с производительностью от нескольких сотен тысяч тонн в год по руде до поистине больших рудников, добывающих до 20 млн тонн руды в год. Не так давно мы сделали и успешно утвердили проект подземной добычи. Это первая работа по такому способу добычи и мы не собираемся останавливаться на достигнутом.

 

 

 

- Казахстан перешел на международную систему учета запасов полезных ископаемых и в июне 2016 года вступил в CRIRSCO с собственным стандартом KAZRC. Чем принципиально отличаются эти системы и что нам ждать от этих изменений?

 

- Принципиально и стандарты ГКЗ, и международные стандарты преследуют одну и ту же цель – подтвердить достоверность запасов. При этом необходимо отдавать отчет, что система ГКЗ более развита и старше на 50 лет, чем самый продвинутый стандарт из семейства CRIRSCO.

Другой вопрос, что нашу систему на Западе принципиально не воспринимают в финансовых кругах. Я думаю, что это делается намеренно. Представьте следующий монолог.

- Кто вам подписывал отчет с подсчетом запасов? Главный геолог экспедиции? Мы не знаем такого… Вот если бы вам подписало отчет компетентное лицо, оформленное по всем правилам международных стандартов, тогда да, мы будем этот отчет рассматривать. Где вы делали анализы? В лаборатории, работающей по госстандартам? Нет, мы ей не верим… Вот если бы вы сделали анализы в лаборатории, имеющей международную аккредитацию…

Им все равно, что, как правило, наши главные геологи были квалифицированнее большинства современных компетентных лиц, и все равно, что государственные стандарты были строже, чем международная аккредитация.

Подход простой и по формальному признаку. Даже рассматривать такие объекты не будут. На мой взгляд, все это делается, чтобы приобрести как можно больше активов за как можно меньшие деньги. И если вы захотите продать свой актив по недропользованию на бирже, то подход будет примерно следующий:

- Сколько вы за него просите? 33 миллиона? Нет, мы вам не верим, хотя вроде что-то есть, хотите, мы у вас его купим за полмиллиона? Нет? Хотите 33? Сделайте все по международным стандартам, мы потом посмотрим. Учитывая такой подход, конечно правильно, что мы перешли на международные стандарты отчетности. Теперь мы можем начать разговаривать с международной финансовой общественностью на одном языке, и надо понимать, что это только начало. Финансовые структуры будут делать все, чтобы сбить цену и не платить за наши активы по их реальной цене. Что я могу сказать? Это рынок.

Безусловно, чтобы этот институт заработал, нужно еще многое сделать, в том числе, поддержать наших компетентных лиц, которые уже появились благодаря созданному в Казахстане Профессиональному объединению независимых экспертов по недропользованию – ПОНЭН. Необходимо продвинуть наш стандарт на международные биржи и, поверьте, несмотря на то, что этот стандарт как две капли воды похож на стандарт JORC, сделать это будет крайне тяжело. Я думаю, что сказать о том, что мы в этой области действительно сильно продвинулись, можно будет только тогда, когда на наши объекты, за подписью наших компетентных лиц, международные биржи начнут выделять финансы для строительства и развития. А это большой и трудный путь, который нам еще предстоит пройти.

 

 

 

- Давайте обсудим плюсы и минусы перехода на новые стандарты отчетности по запасам.

 

 – В переходе на новую модель есть свои преимущества и свои недостатки. Главное преимущество – KAZRC позволит нам разговаривать с мировым рынком на привычном для них языке и, надеюсь, поможет привлечь инвесторов. Помимо этого, недропользователи будут меньше зависеть от государства, так как с переходом на новую систему отчетности государство будет получать и безоговорочно принимать геологические отчеты, в том числе, отчеты по запасам, составленные компетентными лицами. При этом, оно не будет иметь право отказаться их принять. Недропользователь будет легче и быстрее принимать решения по отработке тех или иных запасов, ориентируясь на рентабельность объекта в конкретных экономических условиях. Для работающих рудников это действительно большой шаг вперед по снятию административных барьеров.

Но это вовсе не означает, что недропользователю станет намного легче жить. В новой системе придется гораздо взвешеннее подходить к выбору своих консультантов (компетентных лиц).

В старой системе существовал свод строгих правил и инструкций, институт независимой экспертизы, и в итоге государство за подписью ГКЗ под запасами признавало их достоверность. Исторически, ГКЗ для государства – это то же самое компетентное лицо, которое в свое время давало рекомендации государству: можно или нельзя вкладывать в конкретный объект государственные деньги.

Если ГКЗ признавало запасы рентабельными и достоверными, то Госплан ставил данный объект в свои планы развития, и на этих объектах начиналось строительство рудников, фабрик, иногда даже городов. Если же ГКЗ не признавало объект рентабельным, соответственно, никто на такие объекты деньги никогда не выделял. Этот же принцип достоверности и рентабельности запасов заложен во все международные стандарты публичной отчетности по запасам.

В новой системе все отдается на риск и совесть того, кто является владельцем данного объекта и кто делал данный конкретный отчет с подсчетом запасов – компетентному лицу. В этой системе нет строгих правил и все ориентировано на опыт конкретных компетентных лиц. Это такая своеобразная игра: верю – не верю. Никто не навязывает свои услуги. Все сами: верите или не верите конкретному лицу или конкретной компании, которую наняли. Хотите проверить, что вам разведали и подсчитали, тогда нанимаете других компетентных лиц, и они проверяют. Хотите продать объект – к компетентным лицам, хотите купить – опять же к ним.

Для «начинающих» недропользователей есть большой риск потерять свои деньги. Но и у владельцев активов, которые сами не занимаются управлением компаний риск также возрастает, и там риск другой. Большинство наемных менеджеров (специалистов, независимо от профессии) работают на своего работодателя временно и, как правило, не довольны своей заработной платой. Их задача за время своего пребывания на конкретном объекте сделать себе имя, а потом найти более высокооплачиваемую работу. Как правило, они и заказывают иногда не нужные пересчеты запасов для того, чтобы объяснить своим акционерам, что в данном случае можно работать только на участках с высоким содержанием полезных компонентов. И акционеры даже какое-то время получают сверхдоходы от их деятельности, платят им соответствующие бонусы, а затем наступает «похмелье» – менеджеры сделали себе имя, получили бонусы и ушли в другую, более крупную компанию, на более высокую заработную плату. Акционеры при этом остаются с объектом, на котором все богатое отработано, а в остатках – большое количество запасов с низкой рентабельностью и с вопросом «что с этим всем делать?»

Международные системы отчетности – это и большие перспективы, и большие риски. Если оглянуться назад, то самые скандальные авантюры делались как раз под эгидой международных стандартов. Но если вам повезет, и вы действительно нашли профессионалов, которые достоверно и качественно сделают открытие и докажут всему миру его состоятельность, вы можете спокойно войти в клуб миллиардеров, потратив относительно небольшие деньги.

В любом случае надо понимать, что геология – это риск, это своеобразная рулетка. Даже когда все космоснимки мира, геологические и геофизические карты вам показывают, что вот здесь должен быть объект – его может и не быть. Или он может оказаться там, где ожидалось, но не совсем то, что вам хотелось. Поэтомувсе геологические исследования делаются поэтапно, и после каждого этапа надо остановиться и задаться простыми вопросами:

1. Есть ли основания для продолжения дальнейших и, как правило, более дорогих работ?

2. Все ли мы сделали для того, чтобы убедиться в том, что объект здесь может быть/уже есть/точно нет, и искать бесполезно.

И на эти простые вопросы, опять же, должны ответить компетентные лица (надо понимать, что раньше они просто назывались геологами, геофизиками с большим опытом).

 

 

 

 

 

 

 

– Назовите, пожалуйста, перспективы для казахстанских геологоразведочных компаний в связи с переходом на KAZRC.

 

 

- Я думаю, что наши геологи после всех испытаний, выпавших на их долю, научились жить и работать в любых условиях. Принципиально ничего нового не произошло. Те, кто успешно работает на этом рынке, будь то компании или отдельно взятые специалисты, давно уже перестроились и научились вести работы в соответствии с международными стандартами.

По большому счету, нам все равно, какой отчет составлять: по стандартам ГКЗ, KAZRC или другим стандартам, входящим в состав CRIRSCO. Как я говорил ранее, все стандарты преследуют единственную цель: доказать, что запасы, которые есть в отчете, достоверны и их отработка рентабельна или нерентабельна.

Сейчас, когда рынок еще до конца не вышел из кризиса, у всех есть проблемы с работой, но как только рынок «зашевелится», а к этому есть все предпосылки, я вас уверяю, существующих геологических компаний просто не хватит. И переход на KAZRC способствует разогреву рынка.

Также активизации рынка способствуют новости, поступающие из МИиР РК о том, что с выходом нового Кодекса о недрах будет существенно упрощен порядок предоставления участков под геологоразведочные работы. Я думаю, что это действительно самая главная и самая хорошая новость. Ведь можно говорить о любых стандартах и спорить, какой лучше, какой хуже, но если посмотреть динамику предоставления права на недропользование, то она оставляет желать лучшего.

После периода 1995-2002 годов, когда действительно право недропользования предоставлялось регулярно, регулярно проводились тендеры, произошло следующее.

В 2004 году был объявлен конкурс, а результаты этого конкурса объявили только в 2007 году. Потом, если не ошибаюсь, в этом же году на пике цен на нефть и другие полезные ископаемые был объявлен еще один конкурс. Этот конкурс побил все рекорды, компании делали безумные предложения, но время было упущено и до подписанных контрактов дошло около 20-25% победителей этого конкурса. И все потому, что процедура подписания контрактов затянулась, а за это время рынок упал и стало уже невыгодно вкладывать столько денег в предложенные проекты.

Следующий конкурс объявили в 2009 году, а затем был мораторий, который длился до 2015 года. В 2015 году состоялся аукцион, который успешно прошел и за ним по сей день тишина. Правда, надо отдать должное МИиРу, он все-таки пробует на двух территориях отработать систему «кто первый пришел, тот и получил право недропользования».

В исправлении данной ситуации наше государство уже сделало первые шаги и, я надеюсь, доведет начатое до конца в этом году.

Министерство инвестиций и развития в феврале этого года презентовало замечательную концепцию Горного кодекса. Главное, теперь эту концепцию воплотить в жизнь. Если Кодекс о недрах и недропользовании выйдет с принципами «кто первый пришел, тот и заключил контракт», если фондовая геологическая информация станет общедоступной и открытой, если мы уберем другие спорные моменты в сопутствующих законодательствах, все наладится. И тогда Казахстан потеснит на рынке инвестиций и Чили, и Канаду, и Австралию, и многие другие страны.

Как только это случится, увидите, будет и ренессанс в казахстанской геологии, и новые открытия, и привлечение инвестиций, и IPO, и рабочие места.

 

.

 

– Сегодня в Казахстане наблюдается острый дефицит квалифицированных кадров, и геологов, в том числе. И если рынок вновь забурлит, как это было лет 5-7 назад, для реализации проектов наших компаний и специалистов не хватит. Как Вы видите решение этой проблемы?

 

- Сейчас хорошего сантехника найти и то проблема. А геологи, мне кажется, уже должны быть занесены в Красную книгу. Геологов, которые специализируются на поисково-съемочных и региональных работах практически не осталось, специалисты, которые специализируются на поисках, разведке месторождений, слава богу, еще есть, но уже мало. Нарушена связь поколений. Те люди, у которых большой практический опыт, академическое образование, которые являются первооткрывателями месторождений – им всем за 70, в лучшем случае за 60, а молодежь в геологию не идет. Кто пойдет, когда надо ехать в необустроенное место, где бывает очень холодно или невыносимо жарко, где работа то есть, то ее нет? Те деньги, которые сейчас предлагают, они могут спокойно заработать в другом месте, сидя в тепле и особенно не напрягаясь.

У нас геологоразведку просто «выключили» из жизни на 20 лет. Отрасль из процветающей и высокотехнологичной превратилась на какое-то время в мелкоразрозненные хозяйствующие субъекты, которые выживают кто как может.  Разрыв между поколениями геологов – более 20 лет.

Конечно, в рамках своих возможностей мы обучаем молодые кадры. Наша компания берет на обучение студентов после 3-4 курса, на практику мы приглашаем не только студентов из Казахстана, но и из России. На базе нашего учебного центра успешно проводятся тренинги как силами наших специалистов, так и партнеров нашей компании. Еще несколько казахстанских геологоразведочных компаний также привлекают молодежь, но их по пальцам одной руки можно пересчитать. Наши крупные добывающие компании не в счет, они, конечно, берут молодых специалистов на работу. Но эти компании не занимаются поисками и разведкой, они берут геологов на позицию рудничного геолога, а это колоссальная разница. Как правило, рудничные геологи не ищут новых месторождений, им хватает работы на своем месторождении.

Кадровый вопрос, на мой взгляд, должен решаться при государственной поддержке и с помощью пропаганды в хорошем смысле этого слова. Не хватает планомерной работы по повышению имиджа технических профессий. К примеру, где те фильмы, посмотрев которые, хочется стать геологом, строителем, металлургом, шахтером? Кто из молодых людей знает, что выбрав такую работу, можно себя реализовать, быть обеспеченным и не переживать за завтрашний день? Помимо этого, конечно, необходимо обратить внимание на подготовку специалистов в вузах страны, наладить передачу опыта между поколениями.

 

 

 

 

 

 

– Что, на Ваш взгляд, является залогом конкурентоспособности «Два Кей»? Какие задачи вы ставите перед собой в среднесрочной перспективе?

 

- Профессионализм и возможность переключаться на разные задачи. Сотрудники компании не привязаны к какому-либо одному узкому направлению, периодическая смена вида деятельности дает хороший обмен опытом и знаниями. Наши специалисты – это профессионалы своего дела, у которых множество идей – как, что и где можно улучшить. У нас большое количество нестандартных предложений, которые принесут нашим партнерам и клиентам существенные выгоды. Все свои обещания мы исполняем, доводя проекты до получения положительного результата, – это один из основных принципов работы «Два Кей». Именно благодаря этому принципу со всеми клиентами у нас сохраняются долгосрочные отношения.

 

.

Ирина АЛЕКС, Евгения СКАЛЕЙ

 

 

 Офис находится в г. Алматы, ул. Тлендиева, 258 «В»

Телефоны: +7 /727/ 302 64 11, +7 /727/ 303 43 26

Сайт: www.2k.kz

 

 

 

МАТЕРИАЛЫ, КОТОРЫЕ МОГУТ БЫТЬ ВАМ ИНТЕРЕСНЫ

 

 

 

ОСВОЕНИЕ ЦЕЛИНЫ –

локомотив развития сельской электрификации Казахстана

 

В марте 1954 года было принято государственное постановление об освоении целинных и залежных земель. Оно предопределило решение важнейшей народно-хозяйственной проблемы страны – обеспечить существенное увеличение производства товарного зерна и развитие животноводства.

 

ИСТОРИЯ

Читать

 

 

 

Дулат Калитов

«Инновации в гидрогеологии Казахстана»

 

Компания «Геотерм» является многопрофильным предприятием, предлагающим свои услуги на рынке геологоразведочных работ Казахстана.

О деятельности компании, ее успехах и возможностях рассказывает генеральный директор Дулат Кажкенович Калитов.

 

ГИДРОГЕОЛОГИЯ

Читать

 

 

 

Как решить вопрос дефицита электроэнергии в Казахстане?

 

«Потребность в дешевой атомной энергии в обозримой перспективе развития мира будет только расти. Казахстан – мировой лидер в добыче урана. Мы должны развивать собственное производство топлива для АЭС и строить атомные станции.», – говорится в послании президента Казахстана.

 

ЭНЕРГЕТИКА

Читать

Адрес редакции:

 

Республика Казахстан, 050026, г. Алматы,

ул. Кожамкулова,16В

 

Тел.:  +7 (727)233 50 42

 

Моб.: +7 702 765 20 00

            + 7 777 276 64 32

 

e-mail: novaera01@bk.ru

Издается  с января 2014 г.

Зарегистрирован в Министерстве культуры и информации Республики Казахстан. Регистрационное свидетельство №15904-Ж от 25.03. 2016 г.

Собственник и издатель – ИП «Костина И.А.»

 

Отправка формы…

На сервере произошла ошибка.

Форма получена.